KaZantip Life Style. KaZantip`99 story

Prozac, Coldrex и Аспирин. Вот уже неделя как это мой обычный завтрак. Страшнейшие приступы депрессухи начинают отступать. Вчера я включил телефон. Каждый день все меньше и меньше времени провожу в постели. Я прихожу в себя. Я все еще не могу слушать тихо музыку и бубню своим сорванным и охрипшим голосом. Но если говорить честно, я не хочу быть здесь, в Киеве. Я хочу обратно, туда к морю и солнцу. Там было тепло, весело и беззаботно. Там у меня была девушка и не было депрессухи. Там был K a Z a н т и п !

Был, но его уже нет. Но может быть еще будет, и, может быть, буду на нем я.

<<<<<<<<< K a Z a н т и п — N o t e s >>>>>>>>>>>>>

Полный бак, отличный болид, два лучших друга рядом и маленькая «галактика» наркотиков в запаске. Вон отсюда! Вон из потной, уставшей, охреневшей от жары, кризисов и политики; помпезной и неприступной, но по-своему милой столицы величайшей страны чудес в Европе! На ЮГ — к морю.

Я сижу на месте второго пилота листаю распечатку официального и неофициального web-сайтов КаZантипа и делюсь с диктофоном своими мыслями. Это нормально. Потому как если я попробую поделится ими с Yosей и Philой, то рискую быть катапультированным из нашего славного болида. Уж не знаю или мысли у меня такие, или…

Широка страна моя родная! Километры, сотни километров уставших, ноющих дорог. Вызженные солнцем и пожарами поля, потные и непросыхающие от безудержного, дешевого алко-оргазма работники госавтоинспекции. Живущие по своим, особым, законам, правилам и обычаям. Со своими слабостями, радостями, подлостями и страстями. И плевать что радар показывает 137 при лимите в 60 — МЫ ЕДЕМ НА ЮГ, К МОРЮ.

КПП — Армянск. БТР, вертолет, два флага. Крым. Черт, они все еще бредят своей собственной маленькой сраной независимостью.Пыжатся, надувают щеки — но так и не могут понять, что нельзя им без нас. Ну нельзя и все тут. Пропадут ведь.И с нами пропадут, но без нас — быстрее и страшнее. Глупые потому-что. Но о политике позже.

Армянск, Джанкой, Феодосия. Золотой пляж — пахнет морем, планом и вечной молодостью. Затменее… Это невероятное, сладкое и дурманящее, как трупный яд, осознание созерцания очередного КОНЦА СВЕТА. Кто-то рядом шепчет молитву, кто-то пытается увековечить этот миг, отчаянно клацая своей дешевой камерой в направлении звезды по имени Солнце. Теплые, соленые слезы горячей любви ко всему этому, гонимые сентиментализмом моей расшатаной психики, появляются на моих глазах.

А может быть это просто Visine…

Жители дерзких, амбициозных оазисов цивилизации — АЗС, угадывают конечную точку нашего маршрута. Они приветливы, вежливы и наверное немного снисходительны. Они считают нас психами, они знают или догадываются кто мы. Но все равно искренне любят нас, потому что мы тратим деньги. А может быть и не по этому. Или не только поэтому. Хотелось бы верить в это.

И наконец вот она! Первая ласточка, нет буревестник — указатель «Фестиваль КаZантип»

Обе машины, малый вперед.

Позади осталась трасса Керчь-Симферополь. Впереди виднеется могучий и дерзкий призрак современного, техногенного архитектурного творчества — мертвый Реактор мертвой атомной электростанции.

Встречают, как известно, по одежке а провожают… Но для проводов еще рано. А вот к встрече еще нужно подготовится! Sprite ничто -имидж ВСЕ! «Туристы» — слишком банально; «Гостепреимные Хозяева» — нет, мы здесь впервые; «Просто заезжие психи» — здесь этого добраи так хватает.

Пресса! Да, мы пресса. Хотите знать официальный background??? Мы представляем проект i-Media (совместный internet проект агентства s.INFOHELP и SET[h] Consulting Group) и здесь по приглашению генерального информационного спонсора фестиваля с украинской стороны.

Самое смешное здесь то, что по невероятному стечению обстоятельств все это правда. И эти строки тому подтверждение 🙂 И так, ID, диктофон для особых мыслей и слов, камера, служебный блокнот, магнитофон (PHILIPS 2X15W + 2X45W) для особой музыки и конечно же национальный флаг для совершения обряда классической конфирмации того, что фантастическая жизнь на Украине реальна. Да, еще краткий, но лаконичный баннер «PRESS» на лобовом стекле нашего болида и объявление о том, что «ЭКИПАЖУ ТРЕБЮЮТZЯ СТЮАРДЕССы» на заднем стекле.

Вещества которые повышают настроение, вещества которые понижают настроение, Виски , Тыкила, блок пива и специальная повязка на голову, чтоб удержать крышу.

Мы готовы!

Немного дико, но успокаивающе действует на нас вид уездного городка Щелкино. Да, там действительно есть 9-ти и 12-ти этажные дома, лифты и горячая вода. И еще есть какой-то особый дух, еле еле уловимый, тонкий как кружева на хорошем женском белье, но все же дух! Разбитые судьбы незбывшихся гениев, специалисты, которых во всем мире чуть больше сотни — живут здесь или пытаются выжить. Люди с ВЫСШИМ ОБРАЗОВАНИЕМ и благородством энергетиков! Это их дух.

Кто сказал что Щелкино умирающий город? Черта з два! В эти дни он выглядит потрясающе молодо и свежо! Настоящий курортный городок. И видом своим он обязан гражданам республики Z! Таким разным и пестрым, загоревшим и не очень, но всегда живым и веселым!

Щелкино остается позади, поселочек Мысовое, лево руля и …  На всех парах мы влетаем в какой-то хозяйственный двор, под уширазрывающий FAT BOY SLIM застаем в расплох местных браконьеров за их «шмекерскими делишками»! Трудно описать все то, что они пережили. Кто-то ринулся убегать, кто-то схватился за топор, багор, руку мужа, друга, брата или товарища. Ужас в их галзах сменился улыбками и снисходительностью, адреналин одинаково сильно прет всех, в независимости от их отношений с другими прущими веществами.

Opps! Wrong turn! Ошиблись адресочком! Извините ребята!

Назад и на лево? База «ВЕРТОЛЕТ»? Спасибо, еще раз извините. 🙂

БАЗА ВЕРТОЛЕТ! Люблю авиаторов, люблю летать, но это место у меня сразу ассоциируется с алкоголем! Ну вы знаете какие бывают вертолеты 🙂

Баннер «PRESS» сделал свое дело. Привратник с кислой мордой, лишенной счастья подержать в своих лапках очередные пять гривен за стоянку, открыл ворота служебного въезда!  Я не знаю, что такое шестой рейх. И не знаю, что показывали бы по субботам по телевизору если бы немцы выиграли Вторую Мировую, но то что я увидел не из этой оперы. Полоска пляжа, окаймленная цитаделью баров под камышевой крышей, упирающаяся в гряду холмов, простите «гор», и увенчанная малым танцполом и АДМИНИСТРАЦИЕЙ ПРЕЗИДЕНТА!

Да да, ПРЕЗИДЕНТА! А вы как думали!?! Это и есть маленькая и вожделенная обитель той самой фантастической жизни — республика Z! Паркуемся прямо около администрации, кто-то скромно пытается заметить, что здесь нельзя ставить машину. Но мы его уже не слышим, я в спешке леплю отвод, что мол класное ведь место и мы чинно шагаем в оплот местного govermentа.

Процедура регистрации, ласкает глаз и слух образом и голосом милого создания с легким московским акцентом. За небольшое вознограждение мы получаем желтые визы гостей республики и щастливые, как дети, отправляемся осматривать окрестности.

Баров здесь действительно много, я насчитал штук 20! Но это не точные данные. 🙂 И цены, смею Вас заверить, вполне резонные, особенно учитывая что это Крымский бар. Еще здесь есть телефон, обмен валют и АПТЕКА. Почему большими буквами? Да хотя бы потому, что в ней можно купить все остальное, что может потребоваться или почти все. От фотопленки ( 7 наименований ) до капельниц, пепельниц и спасательного круга. И все это работает круглосуточно!!! Черт это так приятно.

Люди, людишки, человечки — все такие милые, чуть пьяные, загорелые, романтические.Topless Girls надолго уводят Ваш взгляд в свою сторону, но это только в первый день, потом привыкаешь. Хотя к этому сложно привыкнуть! :-))

У телефона встречаем нашего гида! Дима, Дима — славный малый! Ну где мы могли еще встретится! После слез радости, обниманий и рукопожатий — мы получаем выговор, прям как тройка незадачливых туристов от своего гида. Оказывается мы не очень правильно зарегистрировались, и это может быть проблемой.

Да, всех обитателей этого славного края можно разделить на четыре группы.

Первая группа — это граждане республики Z, настоящие граждане. Их палаточный городок раскинулся на горе примыкающей к пляжу. Оттуда они могут созерцать все, что происходит в стране. Они не имеют внешних опознавательных знаков, но не узнать их невозможно.Они живут, влюбляются, передвигаются и действуют на свой страх и риск. Законченные романтики и просто хорошие ребята.

Вторая група — это обладатели желтых карточек. Проще говоря виз. Гости — ну что с них возьмешь. Они похожи на туристов в основной своей массе, но все же часто имеют здесь свою особую миссию. DJ, МС, диллеры и прочий славный люд.

Третья группа — это обладатели золотых карточек. Особы приближенные к императору, простите ПРЕЗИДЕНТУ. Организаторы фестиваля, почетные гости, почетные граждане, пресса и т.д. Представители этой группы — всегда и везде в почете, и имеют доступ в VIP-зону и важный вид.

Четвертая группа — это сателиты фестиваля. Бармены, повара, официанты, водители, случайные заезжие, тихари (пришифрованые мусора) и т.д. и т.п. Многие из них живут неподалеку и приезжают сюда на заработки. Они как правило на работе, в своих проблемах и заботах. Но мечтают примкнуть к представителям высших сословий.

Так вот, с регистрацией мы дали маху. Желтые карты конечно не золотые, но это уже не важно. Мы здесь и нам здесь нравится. Возвращаемся к машине, рядом с нами ошалело приютился джип WRANGLER — болид ПРЕЗИДЕНТА. Так вот чего там нельзя было парковаться! Хотим принести свои извинения, но Никиты не наблюдаем. А посему решаем оставить все как есть. За то на заднем стекле, чуть ниже объявления о том что экипажу нужны стюардессы, наблюдаем номер телефона. Это уже хорошие новости. Да, наверное время представится, чтоб дальше перейти на имена и не запутать читателя.

Итак наш славный экипаж:

Yosa[bombini] из клана bombini — Командир корабля, первый пилот, настоящий ценитель алкоголя, автомобилей и красивой жизни. Очень добрый и славный малый. Юрист по образованию. Основатель клана bombini. Не женат, любит побухать.

Phila — Непревзойденный и несменный штурман, за последние два месяца дважды пересек Атлантический океан, окончательно запутался в часовых поясах. Прошел почти все компьютерные гамесы, программер и наш системный администратор. Ну еще его можно назвать панком, судя по музыке, которую он любит.

Дима — представитель генерального информационного спонсора фестиваля с украинской стороны. Канал ICTV — «З?рка телебачення Укра¿ни». Наш незаменимый гид.

И конечно же Ваш покорный слуга,

Rimo — Второй пилот, борт-инженер и доктор. Так же известен как Romario и Мориарти. Экономист п ообразованию — программер по призванию. Миссионер Буддийского ордена Лонг Жун Па.

И так Среда 11, 19:20

План мероприятий:

1. Поиск жилья — отложено по причине наличия баров и пляжа.
2. Прессконференция 19:00 — с шаровой Финляндией и Славутичем не сложилось, и по сему мы ее проигнорировали.
3. Процедуры 19:40 — «у нас больное сердце, но я доктор и мы привезли модное лекарство» :))).
4. Культурная программа с 20:00 — на подходе.

И так по плану у нас пункт нумер 3. Мы разделяемся. Я и Phila поднимемся на ближайшую гору, в поисках укромного места для перехода в отдельную реальность, а Yosa с Димой остаются у машины в надежде встретить Никиту и уладить вопросы регистрации.

Э-э-эх!!! Эге-ге-ге!!! Эх! До чего ж здорово кристальной чистотой своего сознания понимать, ощущать и участвовать в этой буре положительных эмоций! Красиво, прохладно и приятно сидеть на камне, на высоте метров 40 над уровнем славного Азовского моря, курить сигареты и обсуждать все то, что ожидает нас здесь в ближайшие пару дней!

Словно пара огромных летучих мышей, мы проносимся вниз сквозь пустой палаточный городок. И погружаемся практически в полную темноту. Мгновенная ориентация на местности. Вижу маяк и слышу знакомую кассету. Посреди кромешной тьмы, стыдящейся самой себя, наш болид, словно маяк, мигает всеми четырьмя указателями поворотов в такт Гоа трансу мощностью два по 45 ватт. Yosин шарм, тыкила, пиво и план делают свое дело. Мы в центре внимания. А Республика Z осталась без электричества, за то, что ее граждане во время очередной стычки с представителями местного рогатого скота нанесли последнему тяжелые телесные повреждения колюще-режущими предметами. Но это временно. А пока, к нам на огонек слетаются, сползаются и просто сходятся разные славные людишки. Никополь, Николаев, Питер, Москва, Кривой рог, Киев — мы сидим здесь на берегу моря, все вместе, пьем Тыкилу и пиво, курим марихуанну и сигареты, — счастливые, хмельные, обалдевшие — хорошие блин ребята! Сидим и, как говорит Дима, спасаем КаZантип. А по моему просто по настоящему отдыхаем. Болтаем о всякой всячине.

От граждан республики мы узнали, что в этом году фестиваль более чем скромный. И вообще стоял под большим вопросом. Узнали, что с веществами, которые повышают и понижают настроение, здесь настоящяя проблема. Ума не приложу, почему Московские, Питерские и Киевские диллеры в этом году обошли его вниманием. Правда нам удалось познакомится с человеком, который знает человека, который слышал о диллере, у которого есть все и даже может его узнать, но мы оставили эту информацию, почему-то, без внимания.

POWER!!! Дали свет! Все как-то сразу оживилось, проснулось, встрепенулось и начало нагреваться! Зинтеко молодцы! Звук просто БОМБА! Если бы здесь и сейчас ударил гром или началась третья мировая война, то этого никто бы не услышал! И вообще КаZантип — это именно то место в котором конец света можно просто незаметить! Бешенный коктейль из адреналина, стимуляторов, алкоголя и марихуанны дает о себе знать, звук и свет отрывают крышу и бросают ее под ноги девушки тануцющей прямо у колонок. Я дрожу, нет меня колотит в ритм музыке. Она протягивает мне руку я поднимаюсь и тут же мое тело срывается в безудержную истерику танца. Я не знаю сколько прошло времени, мое тело не реагирует на запросы мозга, им руководит бог Танца.

DJ замешкался секунды на две. Мне хватило этого чтобы взять под контроль свое тело и вывести его с танцпола. Это супер! Это почти как секс! Рекогносцировка местности. Есть ориентир.

О алкоголь! Yosa и тип серого вида, ведут долгую, изнуряющую словесную баталию на религиозные темы! Человек шесть — семь находящиеся рядом пытаются их остановить, отвлечь, увести от этой темы. Но безуспешно. Yosa вошел в раж, а типу серого вида оказалось действительно было что сказать по религиозному поводу. Я авторитетно заявляю, что их остановить неудастся и подсаживаюсь к остальным перекурить, прийти в себя и посадить на место свою крышу пока она далеко не улетела.

Черт, надо было одеть особую повязку, ведь взял же специально для этого. Рядом о чем-то щебечат девченки, щебечу с ними. Обсуждается в основном отличие порядков, нравов, возможностей и укладов в разных городах страны нашей, фильмы, музыка. Да, мне есть тут чем поделиться, из Киева рядом никого не наблюдается и Yosa пропал куда-то, а фильмы — тут мне есть что сказать, уж поверьте.

Блин, ну где же моя крыша?

Девушка по имени Галя, по моему, понимает мою проблему и пытается со мной пообщаться. Я начинаю приходить в себя. Краем левого полушария своего мозга, как-то странно ловлю тон, голоса своей соседки. Что-то в нем есть, в голосе. Вернется крыша, вспомню как ее зовут и перекинусь парой слов. Имена, Yosa не помнит не чинов не имен, я же помню и то и другое. Проблема состоит в том, что я слишком много чего помню, поэтому часто все теряю и забываю. Галя, сказала, что сейчас вернется и растворилась в световом шуме. Мне уже лучше. Не то, что бы очень, но лучше. Phila отключился в машине. Он не спал толком, вот уже пару суток. Черт, трудно, наверное, менять часовые пояса как перчатки. Лена, ее зовут Лена. Обладательницу чудного УГУ, которым она извещает о своем согласии с чем-либо. Она немногословна и очаровательно таинственна. Везет мне на таинственных девушек. Та из-за которой я, наделал столько глупостей, та ради которй я был готов продать Родину, душу и почку, тоже была с тайной в глазах и голосе. Эта тайна, вскружила мне голову с той невероятной силой, присущей лишь первой юношеской любви, подняла меня к звездам и швырнула на самое дно с жестокостью, на которую способна только безответность. Что-то, все таки есть в ее образе и ее голосе, раз пошли такие мысли. Надо выйти на свет и оглядеть себя. Да, бывало и хуже. Все ли на месте? Бумажник, фотоаппарат, ключи, зажигалка, сигареты, салфетки, платок, .. Стоп. Платка не было. Вроде все. Нет чего-то нехватает…

ДИКТОФОН!!! КАК НЕТ ДИКТОФОНА???? И тут, так легко, с характерным шелестом, подлетела моя крыша. Зависла надо мной на секунду и обрушилась на меня всей тяжестью моей утраты. Мгновенный выброс адреналина в кровь тут же активировал весь остальной бумбастик, что плавал у меня в крови. Сердце бешено заколотилось. Я подскочил к человеку, у которого в руках видел фонарик. Я говорил быстро, уверено и по делу. Он видел меня первый раз в жизни, но фонарик перешел ко мне в руки.

Танцпол, я мог потерять его на танцполе. Сейчас он казался мне оплотом всего земного хаоса, этаким филиалом черной дыры в которую провалился мой диктофон. Сознание робко пыталось сказать, что вероятность найти его под ногами полутора тысяч танцующих равна практически нулю, но ВЕРА послала его подальше и я ринулся на танцпол.

Вся нервная система, все мое тело, уши, глаза лихорадочно перебирали накопленную за последние два часа информацию в надежде найти хоть какую-то зацепку. Где я танцевал? Как перемещался, где, кто меня толкал. Я начал перегреваться, сердце выпрыгивало от напряжения, наступила тишина. Я вспомнил. Не знаю что, но вспомнил. Я иду туда, направляю фонарик под ноги танцующим и сканируюповерхность. ЕСТЬ КОНТАКТ!!!!

Буря эмоций, радость, резкое ощущение пары холодных глазенок мальца с фонариком, что рыскал буквально в двух метрах. Как это ни странно но искателей там хватало. Я потом это заметил. Беснующуюся толпу рассекали мальцы оснащенные фонариками, бесстыдно шарящими по земле в поисках всего, что может иметь ценность. И поверьте улов у них был приличный. CD-плеер, часы, бумажник, 2 фотоаппарата — это только то, что я видел у них в руках, когда они разбирали добычу.

Не знаю как Вы, а я считаю «Божественным вмешательством» то, что я нашел свой диктофон. Сейчас, я понимаю, что не найди я его, капитальнейший нервный срыв — это самое легкое чем я бы отделался. Я безошибочно нахожу дорогу к машине. Это прогресс. Пытаюсь вспомнить кто есть кто.Гали нет, интересно возвращалась ли она. Я занимаю свое место, Yosa колдует над алкоголем. А я вдруг улавливаю момент, когда можно поближе познакомится с той очаровательно таинственной незнакомкой с чудной маленькой косичкой. Сейчас уже не помню, что я говорил, но пел наверносоловьем. Потом она собралась уходить и я вызвался ее проводить. Она жила на горе, в палатке!

Вы знаете, эти чертовы минуты вязкой тишины, когда кажется, что нужно что-то сказать? Так вот не было таких минут, по крайней мере для меня, я молчал. Что-то было в этом нашем молчании.

Все уже рассходятся, Yosи нет, и некому поддержать и возбудить всеобъединяющую волну славного времяпровождения. Я нашел Галю, мы танцевали, и встретили рассвет сидя на берегу моря, наперебой рассказывая друг другу какие-то истории. И тут пришло утро. Ненавижу утро. Утро означает конец ночи, а я люблю ночь. Я встаю и поворачиваюсь лицом к пляжу, ужасающее зрелище. Вокруг тела, изможденные, полу-голые, в каких-то невероятных позах. Мы возвращаемся на танцпол и меня снова подхватывает калейдоскоп ритмичных шумов. Но действие коктейля-бумбастика проходит. И я начинаю ощущать какое-то беспокойство. Боль. Мои ноги. О боже, они растерты и збиты, все в крови. Каждый шаг бьет острой болью по нервной системе. Мне нужно отдохнуть. Последний винил слетает с пульта и приземляется в изрядно поредевшую толпу настоящих героев. Легкая потасовка. И винил уедет в славный город Тюмень. LONG HARD ROAD OUT OF DANCE FLОOR. Наш болид, Yosa и Phila спят внутри. Я занимаю свое место и проваливаюсь в небытие, потому как бытие на сегодня закончилось.

Мы разбили лагерь на другой стороне бухты, которая примыкает к Щелкино. В нашем распоряжении была комната на три спальных места, кухня, душ и летняя площадка недостроенного бара! Две террасы, нижняя находилась буквально в 10 метрах от моря, на ней мы поставили палатку. А верхней суждено было стать столовой, конференцзалом и черт знает чем еще. По местным меркам, мы здорово устроились. Наш хозяин, тип лет 30-35, поведал нам, что приехал сюда год назад по каким-то делам из Одессы и так и не смог уехать. Полюбил он этим места и особенно хозяйку нашей базы. Он слушает техно, много пьет и постоянно упрашивает нас покурить с ним плана.

Световой день, как и положено, пролетел незаметно. К шести часам вечера, алкоголь и марихуанна принялись конструировать отдельную реальность в нашем мозгу. Кое-кто из нас послал им в подмогу, тяжелую опиумную артилерию, чтобы продлить и усилить эффект. Болид решили оставить на базе, тем более что идти до ВЕРТОЛЕТА минут десять. Шумною толпою, человек в 10 мы врываемся на ВЕРТОЛЕТ и тут же на нас набрасывается хищная тройка симферопольского беркута. Наркотики — уже в крови, здорово укрыты алкоголем; Документы — пожалуйста, СТОП! Документы в машине, а болид на БАЗЕ.

Приплыли.

У меня было чувство, как будто меня изнасиловали. Трое здоровенных мусоров запресовали нас четверых в свою боберу и под звуки техно, изливали нам свою охреневшую от жары, скуки и безнадеги мусорскую душенку. И это было самое лучшее, что могло с нами случится в этой ситуации. Вот она реальность. Как только ты расслабился, почувствовал пьянящий вкус свободы, и тут БАЦ.

Они нас отпустили минут через сорок, выпросив банку холодного пива и пару сигарет. Все это время к машине подходили и рапортовали ТИХАРИ! Черт, я не ожидал их здесь увидеть да еще в таком количестве. Мы старались как могли, запомнить их лица. Но их было много.

Большой танцпол разобрали и увезли на РЕАКТОР. Малый танцпол был основательно укреплен дополнительным звуком и светом. Я не знал, что могу танцевать так долго; не знал, что могу выпить так много и при этом опять танцевать. Музыка настигала везде, у барной стойки, под барной стойкой, на пляже, в туалете, в море — срывала крышу и увлекала тело на танцпол.

Это СУПЕР! Ультрофиолет подчеркивает мой макияж, сделанный флюорисцентным маркером. Мой боевой раскрас. Я делаю снимки, общаюсь на языке танца. Мне здорово и немного одиноко.Я возвращаюсь на базу затемно. Падаю и умираю в палатке.

Безжалостная жара по полудни выгоняет меня из палатки. Три часа дня. Мы с Philой возвращаемся на пляж и там засыпаем под пиво и индийский мотив навеянный малым танцполом. Yosa, в состоянии алко-комы, лежит под своим баром. Он уже успел завоевать уважение окружающих. Ему предлагают Водку, едва он подает признаки жизни. А на его «ПОВТОРИТЬ», тут же на стойке появляется Баккарди с ананасовым соком. Его признали. Его нельзя не признать.

Едва открыв глаза, мы идем купаться. Меня окликает уже знакомый таинственный голос. Лена. При дневном свете она так же очаровательна как и при свете танцпола. Мы идем на прогулку в горы. Вампиры, змеи и паучки предмет моей давней паранои. Я держусь. Мы взбираемся на верхушку гряды, которая окружает маленькую долину. Это и есть KaZантип — котел, я так думаю. На дне котла маленький аэродром. Мы наблюдаем посадку спортивного самолета. Кстати, пилоты — мастера высшего класса! То что они исполняют на этих маленьких птичках, достойно уважения. Это действительно красиво. Мы гуляем по горам и болтаем о разной ерунде. Говорю в основном я.

Завтра РЕАКТОР. Это чувствуется, все как-то по особому возбуждены. Пристутствует какой-то особый дух всеобщей концентрации. Отсутствие большого танцпола утонуло в огромном количестве маленьких танцполиков. Музыка на любой вкус, везде живая и просто замечательная.

Ребята из московского проекта «Меньше Вреда» устраивают презентацию своего проекта. Они молодцы, они делают большое и доброе дело! Они помогают людям, употребляющим наркотики, избежать неприятностей со здоровьем. Брошюры, буклеты, журнал «МОЗГ» и замечательные наборы для стерильного употребления наркотиков в полевых условиях. Нашей радости и благодарности нет предела. Мне хочется быть с ними, помогать им делать их светлое и большое дело! А их музыка это просто БОМБА!!! И пусть звук был не от Зинтеко, не было вертушек и прочей шелухи но был ДУХ, была ИДЕЯ, которую остановить НЕВОЗМОЖНО!!! Я снова перегреваюсь! Купаться!

Ох как это здорово, наблюдать каждое движение своего тела, отзывающееся вспышкой ядовито-зеленого свечения планктона. Но настоящий улет — это взять маску, погрузиться под воду и наблюдать за купающимися рядом!!! Это СУПЕР! Ядовито-зеленые тела прикасаются к друг другу, танцуя странный танец свободной любви к ЖИЗНИ! Главное — помнить о том, что нужно дышать!

Опять жара, свод палатки над головой успокаивает, я на БАЗЕ. Руки, ноги, голова вроде все со мной, это приятно. Выползаю… в море. Ох, так лучше, много лучше. Стакан крепкого утреннего чая, заботливо приготовленный моей таинственной спутницей, возвращает меня к жизни.

РЕАКТОР ждет! Он уже дышит, готовясь исполнить свою единственную миссию. Он возрождается всего на два дня в году! Возрождается из пепла людских надежд и разбитых судеб, чтобы за эти два дня раз и навсегда поразить, очаровать, врезать свой образ в память пестрой шумной толпы отборных психов и законченных романтиков, преодолевших сотни, а то и тысячи киллометров ради двухдневного свидания с ним! Он ждет нас! Солнце неумолимо мутит на закат. Вернулись Yosa c Димой, они вешали баннеры на РЕАКТОРЕ. Yosa по прежнему в состоянии комы. Может быть со стороны это и не сильно заметно, но я знаю что это так, знаю точно!

Нет ничего более слабого, жалкого и беззащитного чем человек в пост-алкогольной коме у которогоизымают водительские права! И это за 2 часа до начала! Сегодня Щелкино просто таки сотрясает безудержный ОРГАЗМ кипящей жизни. Последние пару дней ХОРОШИХ ЗАРАБОТКОВ.

Работники госавтоинспекции писают крутым кипяточком, так им хочется подержать денежки в мохнатых лапках! Не все правда и не за все! Но в большинстве своем. До РЕАКТОРА мы насчитали 6 постов! ЭТО на 8 км. Большое исскуство иметь дело с работниками госавтоинспекции! В такой ситуации нет никакого смысла делать умный вид, пыжится и нагло вопрошать о причине остановки.

Нужно быстро помочь инспектору отыскать мелкое нарушение, которое он вполне мог бы и не заметить,и скромно предложить ему 5 гривен, в тяжелом случае 10. А взамен лучше подробно распросить как доехать до РЕАКТОРА, попросить его передать дальше, чтоб остальные не трогали и т.д.

Вас удивит насколько дружелюбно к Вам отнесутся! И десйствительно сделают все, что пообещали. Паркинг у РЕАКТОРА забит до нельзя. Яблоку негде упасть. Мы бросаем машину прямо около последнего поста ГАИ. Инспектор помогает нам припарковаться!

В таких местах наркотики отдыхают! 100% PURE Адреналин вот вот разорвет изнутри! Если бы концом этого шоу был конец света — я бы не удивился. Настолько все здорово! Как вы думаете, что толкает человека 22 лет отроду, имеющего билет на шоу в кармане, пускаться в опаснейшую авантюру — искать альтернативный ход во внутрь, минуя турникеты? Романтика?

Авантюризм? Жажда приключений? Адреналин? Я не знаю, но что-то было!

Держась за руки, вооружившись нашим «маленьким другом» (фонариком), мы с Ленкой идем искать другой путь! По другую сторону Машзала, царит ни чуть не меньшее оживление. Мы далеко не одни в своем стремлении. Легенды, слухи, планы, карты, проводники — целое движение направленного действия. Кто-то роет подкоп, кто-то сигает через забор, кто-то взбирается по лестнице примыкающей к Машзалу вверх. С этой лестницы, через три яруса окон можна попасть во внутрь. Проблема состоит в том, что Вы оказываетсь на высоте метров 30 над танцполом, перемещаться придется по разным служебным и неочень тропкам, изрядно поизносившимся и не всегда надежным.

Вы действуете на свой страх и риск, один неверный шаг и Вас будут отшкрябывать от бетонного пола Ваши друзья. Осознание такой перспективы + АДРЕНАЛИН + коктейль БУМБАСТИК (в качестве группы поддержки) дают мне уверенность в себе и в своих силах. Ленка тоже уверена в себе, может нет, не знаю, но держится молодцом для человека, который боится высоты. Сквозь грохочущие 100 dB, слышу хороший английский. На одном из последних пролетов лестницы вижу двух парней и девушку.

— Hey guys! Whatta hell are you doing here??? Where are you from?

Легкое замешательство.

— Киев.

— Киев?

Ну не верю я им и все тут.

— Ooo, really?!?

Дальше отпираться бессмысленно. Да и зачем им вообще отпираться? Мельбурн, Австралия и Лондон, Англия! Вот это да! Вот это встреча! Я искренне желаю им удачи. И возвращаюсь в Машзал.

Мы стоим под самой крышей, обалдевшие, зачарованые видом, который открывается отсюда. Там, внизу несколько тысяч маленьких разноцветных муравьев, ошалевших от звука, света и обстановки капитально сходят с ума. Нам туда. Нам нужно быть там. Короткий поцелуй на счастье. Крепко взявшись за руки мы начинаем свой путь под крышей, в поисках пути вниз, в оплот святого безумия, разрываемого звуком и светом. Мы обходим Машзал по периметру, и выходим на площадку прямо над турникетами. Здесь уже людно. Мы не одни, ни первые и не последние.

Лестница вниз вида ужасного, приводит нас на площадку, прямо напротив сцены. Здесь много народу. И отсюда можно цивильно спуститься вниз! Мы прошли, мы это сделали! Радость, объятия! Я счастлив, по-настоящему счастлив. Мы направляемся к условленному месту встречи, под баннер ICTV.

Phila, Дима, Оксана мы нашли их! Мы вместе! Звук уносит крышу, отрывает, оглушает бьет по мозгам и нервной системе. Туда! К сцене! Очень, Очень много народу! И все это движется, прыгает, изивается! Звук становится невыносимым, ушам больно, голова ничего не соображает! Все хватит! Довольно! Словно во сне выбираюсь оттуда. Кто-то берет меня за руку, я знаю кто это. Мое тело танцует. Кто-то подошел ко мне и поцепил на руку ядовито-зеленый, светящийся обруч. Я хотел что-то сказать, но он расстворился. Шок прошел, почему-то становится скучно. О боже, что это?

Прямо над нами проносится тело, упакованное в альпинистское снаряжение и привязаное к потолку! Этакий Икар, только без крыльев. И я так хочу. Тут же рождаются две славные идеи, что можно исполнить оказавшись в этой упряжке. Первая — это, как бы случайно, порыгать, Вторая — в полете, выхватить кого-нибудь из толпы и унести с собой наверх. Не знаю умеют ли устроители сего атракциона читать мысли, но меня туда не пустили. Ж) Может это и к лучшему. Что-то постоянно мозолит глаза, что-то что не отсюда! Что это? ЛДПР! Майки с большими буквами ЛДПР! Их много, их раздают на шару! Политика! И здесь политика. «В XXI век с Е.Марчуком» и т.д. Это сильно пахнет дешевым популизмом, но все равно молодцы! Да, да молодцы! Хоть майки и одевают только потому, что больше одеть нечего, все остальное нужно стирать, латать или уже выбросить. Так мне сказала одна девушка.

Шумной толпой мы, влетаем в маршрутку и держим курс на Щелкино. Мы уставшие и возбужденные! Первый день РЕАКТОРА навсегда останется в моей памяти. Я немогу больше подобрать слов, чтоб описать все то, что почувствовал, увидел и ощутил. Нет просто таких слов. Нужно быть там, нужно видеть и чувствовать это. Нужно уметь это делать.

Самый буйный ОРГАЗМ фестивальной идилии остался позади, это чувствуется. Этим пахнет воздух. В галзах у местных жителей появилась тень тоски, они подводят итоги своей охоты. Мы начинаем поговаривать о том, что пора приходить в себя и возвращаться в Киев. Пока это только разговоры. Но реальность неудержимо рвется в наш мозг, разметая воздушные замки и розовые берега хмельных рек. Реальность, жестокая и несправедливая. Это давит. Но черт с ней с реальностью! Есть еще одна миссия, еще одно дело, которое нужно сделать. Нужно, потому как очень хочется и потому что это того стоит. Мы собираемся в экспедицию на РЕАКТОР. Днем, чтобы оценить всю грандиозность и дерзкость современной архитектурной мысли.

Новая пленка в фотоаппарат, провиант, вода. Днем, развалины атомной электростанции еще более поражают своими масштабами. Индустриальный пейзаж, метал и бетон, простирается на многие, многие километры. С трудом удается представить назначение всех этих бесконечных ангаров, трудопроводов, котлованов. И тем более грандиозно и величественно смотрится на этом фоне сам РЕАКТОР с машинным залом. Эдакий храм самой мощной и разрушительной энергии, которую смогла хоть как-то обуздать современная физика. Храм, купол которого одиноко лежит у его стен, словно оторванная крыша мощного психа. Храм, окруженный призраками строительных кранов, возглавляемых Красным Исполином.

КРОЛЛ КРАНЕС ДАНИЯ — жаль у этой конторы нет своего сайта в Интернет. Я бы оставил на нем пару теплых пожеланий. Не могу поверить, что вся эта невообразимая конструкция стоит здесь вот уже 10 или около того лет. Выглядит очень свежо, доверительно и аппетитно.

Мы не можем удержаться от соблазна забраться на верхушку этого чудовища. Восхождение занимает минут двадцать. Преодоление вертикального подъема на высоту чуть более 120 метров — довольно утомительное занятие. Но усталости нет, есть только всеохватывающее, ужасающе сильное впечатление близости к Богу. Там, десятью метрами выше, последняя площадка. Самая высокая площадка на КаZантипе. Если туда забраться и протянуть руку вверх, то можно поздороваться с Богом. Но еще не время. :-))

Мы здесь не одни, на крыше КаZантипа довольно людно. Пикантности ситуации прибавляют темы разговоров и общее настроение. Секс, Адреналин и Суицидальные рецепты. Здесь спокойно и легко. Йося, как заправская мартышка, лихо перемещается по стреле крана чем вгоняет меня в смуту беспокойства. Мы же с Димой, чинно прогуливаемся по стреле, обсуждая нюансы геополитики и новаторство в шоу-бизнесе. Я чувствую себя гражданином мира, я и есть гражданин мира.

Только при дневном свете, с ужасом, начинаешь отдавать себе отчет в том, как здесь опасно в темное время суток. Шаг влево, шаг вправо и ты внизу, пролетев от 40 до 60 метров и смачно брякнувшись всеми своими косточками, почечками и головушкой о непрозрачный бетон. Хорошо, что в первый свой визит я этого не видел. Мы носимся по пустому Машзалу, истеричим и, в душе, немного грустим.

Я не знаю как увядает существо больное особо злой формой рака, но после РЕАКТОРА нечто подобное начало происходить с КаZантипом. Реальность. Страшная, беспощадная, черствая и слепая словно ярость. Она рвется, рвется сюда. Реальность полная кризисов, войн, дерьма и мусоров. Она идет. Маестро — Вагнера!

Желание уехать отсюда пришло неожиданно, а может и нет. Веселья уже не было, наша «галактика прущих веществ» стала походить на меленькую систему 🙂 (понимайте как хотите), очень хотелось немного покоя и поваляться в горячей ванной. Еще два дня мы отдавали должное Йосе и алкоголю. Йосе — за его любовь к жизни во всех ее проявлениях, алкоголю — от отсутствия толковых альтернатив.

Четверг, утренний чай. Утверждение маршрута и схемы дозаправок. Довольно приятное занятие, должен Вам сказать. Сборы занимают меньше двух часов. Мы чертовски слаженный экипаж, мы умеем делать все быстро и грамотно. Опыт многолетних мутаций на все, сказывается. Прощание с хозяевами нашего «отеля». Огромное им спасибо за теплый прием. И так к морю. В сердце фестиваля. Прощаться.

Так выглядели бедные кварталы средневекового Парижа после буйных оргазменных ночей. Остатки былого веселья, траки с аппаратурой и убранством баров. Горстки славного люда, вкушающего остатки вселенского счастья. Опять хочется палить костры под Rammstein.

Мы стоим на том же месте что и в ночь нашего прибытия. Абсолютно охреневшие от пережитого, пустые и разорванные. Стоим и созерцаем закат этой великой, всеобъединяющей волны чудовищной и извращенной любви к жизни. Напротив нас, с видом человека ищущего понимания, сидит, как оказалось моряк. Да, самый настоящий моряк. Он спрашивает не из Питера ли мы. Нет.

— А откуда?

— Киев.

— Ну вы план курите? 😉

— Курим ли мы план? Еще как!

Только теперь я понимаю, что он был настоящим спасителем ситуации. Нет ничего более подходящего для данной ситуации, чем подведение итогов всего пережитого, разделив добрый костыль ароматного плана с новыми знакомыми.

Местные пастухи-засранцы, учуяв безнаказанность, гонят вдоль берега стадо глупых молоконесущих животных прямо в сердце фестиваля. Большего кощунства и представить нельзя. Но не тут-то было. Словно по команде, все, все кто находился на берегу, вскочили и встали на защиту святыни. Палки, камни, бутылки. Обезумевший от такого приема скот, ломанулся в открытое море, под крики и улюлюкание Защитников. Пастухи-засранцы ретировались, бросив подопечную скотинку на произвол судьбы. Но природа не дура, и коровки быстро очухались — побрели восвояси. Это и есть конец. Это тот конец, который должен был быть у любой хорошей истории. Жизнь продолжается. И все будет хорошо.

В Йосю вселился Мишка Шумахер. Поднимая столбы пыли, снося и круша все и вся он гоняет на своем болиде по территории. Восторгу зрителей нет предела. Это наш номер на бис.

— Йося! Нам здесь направо! Ты слышишь!?!

— Да чего вы ко мне привязались — я вообще за рулем не сижу!

Без комментариев. :-))

Мы подбираем Диму, он с нами до Семфирополя. Неожиданно подкрадывается болезнь, тривиальная простуда, но очень не вовремя (а может и не простуда?). Мы в пути, километры по дороге домой мотаются быстрее. Купаемся на Золотом пляже под Феодосией. Горный Крым, красиво здесь. Ой как красиво. Симферополь. Время расставаться. Черт, мы и не представляли насколько тяжелым будет наше расставание с Димой. Болезнь берет свое. Мне плохо и у меня жар. Это очень отвратно, ибо я — второй пилот. И ночь за рулем — моя. Дима нас успокаивает, говорит что снимет номер в гостинице и проститутку и что с ним все будет в порядке. Короткое совещание, я героически говорю что надо ехать и что я выполню свои водительские обязанности. Мы выдвигаемся. Направление Джанкой. Мы едем в Киев. Кома.

Крым остался позади. Скоро полночь, ужин и смена водителя. Мы выбираем придорожную забегаловку и делаем заказ. Дико тут. Страху добавляет внезапно налетевшие машины с монстриками бандитского вида, пахнет неприятностями. Но все ОК, это просто браконьеры. И у них тут сходка. Ужин улегся в желудке, два раза двойной кофе. В путь.

Невероятное количество Coldrexов Panadolов и Aspirinа, поглощенное мною, делают свое дело. Лента дороги, фары, ночь. Похоже на видеоряд из Lost Highway. Опять мусора, опять на радаре 120. Я получаю последнее предупреждение от экипажа. Если еще раз попадусь — платить придется собственной задницей. Мысли, словно сгущенка, вяло но сладко ласкают мой рассудок. Я наверно в бреду. Километры, километры. Запорожье, Днепропетровск. Я на автопилоте. Я спокоен. У меня огромный опыт вождения машины на автопилоте и алкоголь тут не причем. Фила иногда засыпает беспокойным, штурманским сном. Это самые тоскливые моменты. Я боюсь уснуть.

Уже рассвело. Мы где-то под Полтавой. Я засыпаю, не могу больше. Маленькая истерика. (Йосю рвет иногда). Смена водителя. Кома.

Бориспольская трасса. На ней ты чувствуешь, что едешь в столицу. Приемник беснуется голосом DJя киевской радиостанции. Здравствуй Киев. Весь такой нарядный, свежий и утренний. Немного занятой, но уже предпраздничный. Что ты несешь нам?

Я устал, очень устал. Я болен и хочу спать. Но я счастлив. Так счастлив как давно уже не был. Это путешествие, как последняя ночь с любимой девушкой, как выпускной бал. Кто знает как повернется дальше жизнь. Но я точно знаю, что и через 20 лет, за пяткой доброго плана, взяв фотографии и этот вот репортажик будет что вспомнить. Точно будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *